Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

День рождения вытрезвителя...

[07.11.2017 / 21:42]

Во многих регионах России пытаются возродить систему вытрезвителей, упраздненную в 2011 году. Как работали эти учреждения в прошлом, и почему их закрыли?

Лечение рассолом, стрихнином и граммофоном

Первый российский вытрезвитель открылся в Саратове (в 1902 году), следующий – в Ярославле (в 1903 году). Но гораздо более известен «Приют для опьяневших», действовавший с 7 ноября (по новому стилю) 1904 года в Туле. Можно сказать, что его основатели подходили к борьбе с пьянством системно.

Приют был открыт Тульским городским комитетом Попечительства о народной трезвости. За несколько лет до этого комитет построил Народный дом, где проходили лекции о здоровом образе жизни, работала чайная, велись научные исследования в области борьбы с алкоголизмом.

Цель создания приюта тульский врач Федор Архангельский сформулировал так: «Дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах города Тулы в тяжелом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи».

Тульский прообраз вытрезвителя содержался за счет городской казны, его штатными сотрудниками были фельдшер и кучер (в его обязанности входило ездить по городу и подбирать пьяных). Обитатели приюта получали бесплатное питание и медицинскую помощь. Их посещали священники церкви Николая Чудотворца, также в приюте работали волонтеры Народного дома. Среди пациентов были как мужчины, так и женщины. По словам врача К.Тейзинга, преобладали в приюте семейные люди самых разных сословий.

 «Лечили» от алкогольного опьянения рассолом, водным раствором нашатырного спирта, гипнозом, делали «подкожные вспрыскивания стрихнина и мышьяка». При сердечных приступах давали камфару. Развлекали пациентов с помощью граммофона.

Аналогичные учреждения, как и Народные дома, появились во всех крупных городах России и действовали до 1917 года.

Лишь бы на работу не сообщили

Первый советский вытрезвитель был открыт 14 ноября 1931 года в Ленинграде, затем появились и другие. Вначале они находились в ведении Народного комиссариата здравоохранения, в 1940-х годах их передали НКВД, затем – милиции.

Правила были простыми: милиция подбирала пьяного на улице и доставляла в вытрезвитель. Там он спал, приходил в чувство. Затем фельдшер его повторно осматривал и «клиента» отпускали.

За пребывание в вытрезвителе, как правило, приходилось платить. В разные годы и в разных городах СССР стоимость этой услуги могла доходить до 25-35 рублей в сутки (величина средней зарплаты в стране в 1930-1940-е гг. колебалась от 200 до 300 рублей). Но главная неприятность заключалась даже не в этом.

По месту работы пациента отправлялось специальное уведомление о том, что он побывал в вытрезвителе. Последствия могли быть печальными: лишение премии и даже должности. По этой причине, как писала МК, «патрульные высматривали, прежде всего, не “синяков”, а приличного вида людей, употребивших алкоголь, иногда в небольшом количестве - такие готовы были быстро оплатить и штраф, и “услуги”. И еще взятку дать, лишь бы на работу не сообщили».

Если человек попадал в вытрезвитель не менее трех раз за год, его отправляли на обследование в наркологический диспансер.

Без депутатов и дипломатов

В 1985 году было издано новое положение и инструкция, регламентирующие работу вытрезвителей. Туда должны были попадать лица, чья степень опьянения «оскорбляла человеческое достоинство и общественную нравственность».

Несовершеннолетних отправляли в вытрезвители только тогда, когда не могли установить их личность и место жительства. Также принудительному «отрезвлению» не подлежали депутаты, иностранные дипломаты, военнослужащие, сотрудники МВД, Герои Советского Союза и России, беременные женщины и инвалиды.

Иностранцев помещали в отдельные палаты. «Как-то раз взяли одного американского профессора, – рассказывал сотрудник петербургского вытрезвителя корреспонденту АиФ. – Так он нам благодарность написал: «Спасибо за интересную встречу и теплую атмосферу. С новой стороны открыл для себя Россию»».

Тем временем вытрезвители перевели на хозрасчет, и сбор денег с клиентов превратился в главную цель работы этих учреждений.

В 2006 году за услуги вытрезвителя можно было заплатить как 50 рублей (Астрахань, Владимир), так и 770 рублей (Челябинск, Орел), а кое-где даже 2700 рублей (Якутск).

Как там «лечили» и какую профилактику проводили? Читали проспавшемуся клиенту по громкоговорителю лекцию о вреде пьянства. «В коридоре стоит отдельная койка. К ней полотенцами привязывают буйных, чтобы не дебоширили. «Слишком активным» могут и по физиономии заехать», – так описывал подобное учреждение журналист.

В 1992 г. постановлением правительства вытрезвители были переданы в ведение Минздрава, а органы МВД должны были лишь доставлять туда граждан. Однако Минздрав категорически отказывался принять под свое начало эти учреждения, хотя МВД постоянно пыталось избавиться от обузы.

Закрытие в 2011 году

В конце концов в 2011 году вытрезвители просто закрыли по всей стране. Помимо препирательств между ведомствами для этого были и другие причины: реформа МВД, а также скандальные истории, связанные с издевательствами над гражданами. Так, в 2010 году в томском вытрезвителе замучили насмерть журналиста Константина Попова.

На момент упразднения вытрезвителей в стране было 2,2 млн только официально зарегистрированных алкоголиков. Исследования о результатах закрытия этих учреждений пока не публиковались. Но по официальной статистике, каждое пятое преступление в России совершается гражданами, находящимися в состоянии опьянения.

А что теперь?

Теперь в полицию пьяных забирают только в том случае, если они нарушают общественный порядок. Если же они ведут себя тихо, то их везут в больницы.

Получается, что полицейские вынуждены брать на себя ответственность за диагностику. Они должны сами определить степень опьянения гражданина и решить, куда его доставить: в медицинское учреждение, в отделение полиции, или вообще не вмешиваться. «А ведь диагностика – очень сложная вещь, многие врачи ошибаются, что уж о полицейских говорить», – отметил кандидат медицинских наук Петр Менченко.

При тяжелом алкогольном опьянении человека везут в токсикологическое или реанимационное отделение, а при среднем – в терапевтическое, по месту обнаружения или прописки. При этом, по мнению экспертов, «лица в средней степени алкогольного опьянения могут представлять угрозу здоровью и жизни медиков и других пациентов».

«Это нонсенс, когда в приемный покой приходят почтенные граждане со своими проблемами и туда же привозят распоясавшегося нетрезвого человека… А другого места, куда их еще можно привезти, просто не существует», – заявил в апреле 2016 года заместитель главы комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Дорофеев, предложивший возродить систему вытрезвителей.

 «Очевидно, что человек, страдающий алкогольной зависимостью, может иметь психические расстройства и отклонения в нормах поведения. Помощь таким гражданам должны оказывать не в обычных больницах, где они вызывают лишь раздражение и нежелание с ними работать», – говорится в тексте обращения, составленного в январе 2016 года руководителем федерального проекта «Трезвая Россия» Султаном Хамзаевым. Он тоже выступал с инициативой воссоздания медвытрезвителей после инцидента в белгородской больнице, когда врач ударил нетрезвого пациента, и тот скончался от черепно-мозговой травмы.

Квалифицированные охранники, способные справиться с буйным пациентом, есть не в каждой больнице. Возникают и трения между медиками и полицейскими. Сотрудники правоохранительных органов иногда требуют принимать без очереди доставленного ими гражданина, чтобы узнать, будет ли он госпитализирован. С другой стороны, порой полицейским приходится терять очень много времени, дожидаясь «скорой», которая вовсе не торопится на помощь нетрезвому пациенту, такую ситуацию описывали екатеринбургские журналисты.

 

Регионы хотят вернуть вытрезвители

 

В некоторых регионах пытаются создать учреждения, аналогичные вытрезвителям, правда, называются они теперь по-другому. Где-то проблема решается органами здравоохранения, где-то – соцзащиты. Например, в Татарстане открыты «центры детоксикации» при больницах и поликлиниках. А в Башкирии – «Центры социального обслуживания для вытрезвления».

В целом, идею возродить вытрезвители, по данным Султана Хамзаева, однозначно поддерживают в 21 субъекте федерации, а при условии дополнительного финансирования – еще в 8.

Что касается населения, то, согласно опросу «Левада-Центра», проведенному в сентябре 2015 года, за вытрезвители выступает 80% россиян.

«Оптимально, на мой взгляд, передать медицинскую часть вытрезвителей Минздраву, но на их территории разместить посты безопасности с привлечением сотрудников полиции, вневедомственной охраны», – считает член Совета Федерации, генерал-полковник Александр Чекалин, занимавший ранее пост первого заместителя главы МВД.

 

Нина Кайшаури

Милосердие

 
вверх